Сова на нервах

Социология и жизнь

«Нерашкин» тож… https://t.me/readovkanews/39906

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
159
По культуре из ГРАДа Мне казалось, что никто не отменял (и уже два года как не менял даже!) ни саму Конституцию, ни 13-ю, ни 29-ю её статьи. Эти статьи сохранились после всех правок, и они закрепляют идеологическое многообразие и свободу слова в России. Свободу слова, означающую недопустимость принуждения гражданина как к выражению своих мнений и убеждений, так и к отказу от них. Идеологическое многообразие предполагает, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Думалось мне, что у нас в стране нет военного положения, поэтому гражданские свободы не могу ущемляться. Но я чего-то не понимаю… По инициативе социалистической (!) политической партии «Справедливая Россия – Патриоты – За правду» (СРПЗП) создана Группа по расследованию антироссийской деятельности. Исторические ассоциации создателей Группы не смутили, похоже, даже привлекли, а аллюзии милитаристские так точно были желательны. Инициатором создания и одним из руководителем группы стал сопредседатель СРПЗП Захар Прилепин. Группа будет проверять деятелей культуры на патриотизм и содействовать лишению не-патриотов профессии. Уже и списки готовятся, правда, отсрочка дана – на «покаяться». Бить будут пока только рублём: руководитель фракции «Справедливая Россия — За Правду» Сергей Миронов пообещал уже осенью представить проект изменений в закон, который позволит лишать государственного финансирования деятелей культуры, «не проявляющих солидарность с народом». Не скажу, что я являюсь поклонником деятелей современной российской культуры, отнюдь. Я являюсь поклонником свободы слова и Конституции. К слову, некоторые фильмы, снятые при поддержке Фонда кино, весьма сомнительные и художественно, и идеологически. Фонд кино никто не хочет проверить? Как-то зацепило меня то, что в ГРАД вошёл актёр и режиссёр Николай Бурляев. Он же снимался в фильмах Тарковского – «Иваново детство» и «Андрей Рублёв», в фильме Алексея Германа «Проверки на дорогах». «Иваново детство» вообще был первым фильмом Николая Петровича, если не считать курсовой работ Андрея Кончаловского «Мальчик и голубь». Уж он-то должен понимать не только жесткость цензуры по отношению к творцу, но и её политическую относительность, историческую мимолётность. Сколько раз уже было: и травили, и осуждали, и прорабатывали, и отлучали, и клеймили, и сажали, и убивали. А потом, по прошествии времени уже другие ( а то и те же) читали, смотрели, восхищались, превозносили и награждали (иногда и – посмертно). И гордились, «что он умер в своей постели». Я, разумеется, не думаю, что шутки Ивана Урганта или фильмы Фёдора Бондарчука (попали в список неблагонадежных) переживут века или даже – десятилетия (или, там, недели). Да только в нынешней обстановке пристального внимания к культуре шедевров ждать тоже не приходится. И не нужно ссылаться Советский Союз с его цензурой и контролем. Там у идеологического контроля были довольно чёткие принципы, а сегодня маркировку «патриот-не патриот» будут выдавать Захар Прилепин и его коллеги по Группе. Советский Союз позволял прославлять гуманизм и свободу в строго выверенных рамках. Нынешняя цензура, похоже, дозволят одно: прославлять кем-то поставленные рамки.

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
452
Пензенская учительница Ирина Ген получила пять лет условно за один-единственный разговор с учениками, в котором она позволила себе раскритиковать внутреннею политику России и даже (!) спецоперацию. Ученики записали разговор, заботливо сохранив его для себя, для истории и для органов. Знаете, наше причудливое правосудие очень быстро приучило нас радоваться, что за слова, не принесшие никому реального вреда, человеку дали условный срок! Не посадили же. «Ведь, не тюрьму и не в Сучан, не к высшей мере. И не к терновому венцу колесованием, а как поленом по лицу, голосованьем». А вот год назад Бессоновский районный суд Пензенской области приговорил председателя участковой избирательной комиссии к полутора годам лишения свободы условно. Светлана Сверчкова, директор районного Дома детского творчества, на выборах губернатора Пензенской области, прошедших 11 сентября 2020 года, вбросила лишних бюллетеней в урну для голосования, в пропорции этак 3 к одному. В пользу действующего губернатора, разумеется. Заметьте, никто не отменил результаты выборов, хотя результаты по УИК, где постаралась Сверчкова, были интимно близки к тем, что получились у избранного губернатора Ивана Белозерцева по области в среднем. Даже поскромней ещё, чем по некоторым другим районам. Правда, к моменту приговора Сверчковой Белозерцев уже сидел в Матросской Тишине за взятку. Поэтому, наверное, и приговор был мягкий. И опять-таки: Светлана Сверчкова не дискредитировала российскую армию, не собирала митингов, не позволяла себе либеральных высказываний. Она вообще позволила себе только одно – вбросить бюллетени. И какой от этого, скажите, вред государству? Мне одной такое правосудие кажется причудливым?

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
22K
Наше правосудие, как и в целом наша правоохранительная система последнее время напоминает что угодно: «репрессивную педагогику», средство для острастки и расправы, способ помечать «неугодных» и так далее. И всё это многообразие воплощений нашей специфической Фемиды очень далеко и от права, и от охраны, и от справедливости. И вот новое этому подтверждение. Приговор иркутскому коммунисту, депутату Законодательного собрания Иркутской области Андрею Сергеевичу Левченко поражает своей неправомерной и несоразмерной жестокостью. Дело о мошенничестве, а человеку без криминального прошлого, с положительными характеристиками, человеку, в городе уважаемому, дают 9 лет без каких-либо серьёзных проверок и обоснований. Никаких тебе «ниже нижнего», прокурор просит максимум по статье, судья даёт лишь на год меньше. Ни судью, ни следователей не смутило, что Андрей Сергеевич постоянно твердил о своей невиновности и стремился подтвердить свои слова фактами. Но наша Фемида, видимо, выше таких мелочей, как факты, она следует одной ею ощущаемому духу закона, наплевав на его букву, да и просто – на здравый смысл. Неудивительно, что все сопричастные восприняли это как дело политическое. Это – месть отцу Андрея, Сергею Георгиевичу Левченко, бывшему губернатору Иркутской области, одному из немногих губернаторов, прорвавшихся через сеть «рекомендованных» и «одобренных» кандидатур. Это – предупреждение ему же. И это – предупреждение всем активным и неравнодушным людям: «Сидите-как вы сами ниже нижнего и не высовывайтесь. Желательно – даже в мыслях». У нас есть уже запрещённые слова, и мы, по-моему, стремительно мчимся к запрету мыслей, как и мышления вообще. Для того, чтобы воспринимать пропаганду, достаточно зрения и слуха, а разум тут, скорее, помеха. Только предупрежден – не значит побеждён, не значит – сломлен. Андрей Левченко не одинок, и этот приговор возмутил многих. Справедливость восторжествует, я верю это. И Андрей вернётся домой.

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
20K
Вы любите спортивные метафоры? Я — чтобы да, так нет. Но одна мне постоянно приходит на ум последнее время: большинство граждан России — марафонцы. Когда бежать нужно долго, очень долго, сосредотачиваешься не на финише, не на соперниках, а на самом беге. Есть спринтеры там, стайеры, они приходят к своей цели и уплывают в голубую даль на яхтах, улетают ввысь на суперджетах, переселяются в чиновничьи кабинеты и депутатские кресла. А большинство просто… бежит. Бежать надо долго, не стоит думать о том, что будет, когда прибежишь, бежать очень трудно, нужно сосредоточиться на дыхании. Не стоит рваться вперед — могут затолкать конкуренты, не нужно плестись в хвосте — задохнешься от пыли из-под миллионов ног. Раз-два, бежим ровно, инфляция — вдохнули, выплаты на детей — коротко выдохнули, доллар подорожал — вдохнули, доллар подешевел — выдохнули ненадолго. Детей растить до 18, а то и чуточку дольше, ипотека на 20 лет — вдох-выдох, вдох-выдох, бережем дыхание и бежим. Пенсионный возраст подняли, вздохнули вроде раздраженно, приготовились к прыжку… Привычка взяла свое: вдох-выдох, побежали. Цели нет, есть финиш, но и на него стоит отложить деньги заранее, у детей всё уходит на ипотеку, родителям на гроб может не хватить. Так что: вдох-выдох, вдох-выдох, бережем силы, держим спину. Некогда остановиться, оглянуться, подумать и одуматься. Фоном звучит телевизор, отсчитывая такт: вдох-выдох, вдох-выдох, вбросили бюллетень, сходили на собрание, взяли кредит, отдали кредит, сделали ремонт, ребёнок сдал ЕГЭ, поступил в вуз. Короткая разминка и… вдох-выдох, вдох-выдох, бежим дальше. Конечно, многие делают что-то полезное и даже очень нужное на работе, растят детей, ездят отдыхать и ходят в гости, делают добрые и не очень добрые дела, накапливают милые и не очень милые воспоминания, любят, ненавидят, живут. И всё это – не переставая бежать. Можно продолжить метафору: побегут и в пропасть, кто их гонит, кто может их остановить и т. д., может, дорогу засыплет в конце концов. А я не знаю. Метафора обрывается. Потому что человек не укладывается ни в какие метафоры. Сегодня – марафонец, а завтра – а завтра что-то совсем другое. Дайте человеку только добежать до завтра…

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
676
Опасные слова мы должны быть внимательней в выборе слов оставь безнадежных больных ты не вылечишь мир — в этом все дело пусть спасет лишь того, кого можно спасти спасет лишь того, кого можно спасти доктор твоего тела На фоне сообщений об аресте профсоюзного активиста Кирилла Украинцева, муниципального депутата Ильи Яшина, преподавателя МГУ Михаила Лобанова, священника Иоанна Курмоярова, активистов Ольги Романовой и Бориса Смирнова, художницы Саши Скочиленко и ещё многих других довольно странно выглядит такая новость, о которой сообщает Комсомольская правда, 15 июля 2022: «Основной владелец шахты "Листвяжная" в Кузбассе Михаил Федяев, обвиняемый в злоупотреблении полномочиями, был освобожден из СИЗО под подписку о невыезде. …24 ноября в шахте "Листвяжная" произошел взрыв, результатом которого стала 51 жертва, включая 5 спасателей, отправившихся на поиски пострадавших». Суд, значит, сжалился, и, может быть, приговор будет мягкий, условный даже. А вот муниципальный депутат Алексей Горюнов, который на заседании протестовал против проведения конкурса детского рисунка, указывая, что развлечения являются недопустимой «дикостью» на фоне военных действий в соседнем государстве, получил 7 семь лет колонии. Интересно, что количество пострадавших указано только в том сообщении о судебном деле, где речь идёт о снисхождении суда. А ведь я не упомянула ещё много-много случаев арестов, задержаний и штрафов, где о каком-то явном ущербе или, тем более, о пострадавших и речи не идёт. Поневоле задумаешься: не дела страшны в нашей стране, а… высказывания. Если правильно подбираешь слова, то можешь чувствовать себя довольно свободно и получить послабление. А если не вредить никому, но разбрасываться словами, запрещенными Роскомнадзором (который вдруг стал одним из главных органов власти в стране), можно получить штраф, административный арест, а то и срок. Илье Яшину, например, грозит десять лет. Действительно, хочется прислушаться к словам Ильи Кормильцева и начать выбирать слова. Хотя он вкладывал в свой совет горькую иронию, нет? По-моему, он хотел, чтобы мы вынесли противоположную такому соглашательству мысль. Мысли, кстати, пока не под запретом, но кто знает? Ещё же ничего, как известно, по-настоящему и не начиналось. Знаете, это очень странно, что несогласные и нетрусливые депутаты, активные граждане, миролюбивые священники, честные преподаватели вдруг становятся опасней для государства, чем недобросовестные собственники шахт. Большие сроки могут быть назначены даже без оценки реального ущерба, нанесенного подсудимыми. Даже без констатации собственно ущерба. Достаточно неправильных слов – и никакого тебе снисхождения, это же не какие-то там 50 погибших по твоей вине, тут государственное дело! Пренебрежение людьми карается мягче, чем пренебрежение запретами. Мне одной эта тенденция кажется… неправильной?

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
18K
Политика, которой нет Рейтинги партий, составляемые на основании социологических опросов, показывают… Да ничего они, собственно, не показывают, особенно если рассматривать их в динамике. По крайней мере, не показывают эти рейтинги ничего такого, что позволило определить политическую температуру страны. https://wciom.ru/ratings/reiting-politicheskikh-partii?ysclid=l5exdszhh9659055993. Вот один из последних замеров ВЦИОМ, на 26 июня 22 года. Среди опрошенных больше 30%, тех, кто, что называется, «вне игры». Отказ от выборов занял третье место в рейтинге после «Единой России» и КПРФ: если бы выборы состоялись в ближайшее к дате опроса воскресенье, за ЕР голосовали бы 40,6%, за КПРФ – 10,8, не пошли бы на выборы 10,1% опрошенных. По 9,7% набрали непарламентские партии, а также вариант «затрудняюсь ответить». Последний, кстати, вполне может быть переведен с социологического на русский как «мне всё по х… равно». Суммируем тех, кто не собирается участвовать в выборах, сторонников непарламентских партий, затруднившихся, а также тех, кто собирается испортить бюллетень, получаем 31,1%. Это доля людей, которые … хотят чего-то другого, может быть, даже мечтают о «другом глобусе». Кроме того, рейтинг ВЦИОМ не демонстрирует каких-либо значимых изменений в рейтингах партий, а данные представлены с 12 февраля 2022 года. Это значит, что дата 24 февраля никак не изменила оценки гражданами политических партий: не сплотила их вокруг партии президента, не заставил поддерживать наиболее воинственных политиков (Сергея Миронова например, и его партию «Справедливая Россия – За правду»), даже не уменьшила количество тех, кто хочет или пропустить или саботировать выборы. Не прощупывается что-то политический пульс у нашего общества… Рейтинги от ФОМ выглядят подинамичнее. Так, за год ( с 4 июля 2021 по 3 июля 2022) рейтинг «Единой России» вырос с 30% до 42%, рейтинг КПРФ снизился с 11 до 8%. Причем ещё 26 июня текущего года КПРФ набирала 11%, а 3 июля три процента «куда-то закатились». ЛДПР за год утратила 2 пунктика, получив 3 июля только 8% поддержки, а «Справедливая Россия – За правду» с 6-7% поддержки в июле 2021 скатилась до 3% в июле нынешнем, «встретившись» с «Новыми людьми», которые за год «подросли» с 1 до 3%. Доля тех, кто собирается испортить бюллетень, весь год колебалась между 1 и 2 процентами, и 3 июля 2022 остановилась-таки на единичке. А вот доля тех, кто на выборы не собирается, в рейтинге ФОМ снизилась, если брать крайние точки рейтинга: 04.07.21 доля абсентеистов составлял 18%, а 03.07.22 – только 14%. Правда, этот показатель демонстрирует существенные колебания: 22 мая нынешнего года абсентеистов было 7%, 29 мая – уже 14%, 5 июня – 13%, 12 июня – 14%, 19 июня – 9%, а 26 июня и 3 июля – снова 14%. И по рейтингу ФОМ выходит, что чуть более 30% либо не принимают сложившуюся политическую реальность, либо стараются её не замечать. А вот оценка работы Президента и Правительства довольно устойчиво растёт, особенно резво в этом году. 20 февраля позитивно оценивали работу Владимира Путина на посту президента 63% опрошенных, а 3 июля – уже 81%. К правительству опрошенные граждане относятся построже, но и тут рейтинг одобрения растёт: с 37% 20 февраля до 55%–3 июля. Похоже нынешняя оппозиция, что системная, что вне или даже не системная, многих из разочарованных и недовольных не вдохновляет, поэтому они или саботируют политический процесс, или плюют на него. Другие же предпочитает мыслить «правильно»: голосовать за правильную (правящую) партию, поддерживать власть, особенно когда она настоятельно это «рекомендует» и даже вводит уголовные статьи для тех, кто с чем-то не согласен и что-то там критикует. Тех же, для кого статьи пока нет, маркируют «иностранными агентами». Так что с политической активностью у нас не очень, зато с верноподданическими настроениями полный порядок. Если, конечно, верить рейтингам. И респондентам.

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
6
Рейтинг ФОМ: https://media.fom.ru/fom-bd/d26pi2022.pdf

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
563
Политика, которой нет Рейтинги партий, составляемые на основании социологических опросов, показывают… Да ничего они, собственно, не показывают, особенно если рассматривать их в динамике. По крайней мере, не показывают эти рейтинги ничего такого, что позволило определить политическую температуру страны. https://wciom.ru/ratings/reiting-politicheskikh-partii?ysclid=l5exdszhh9659055993. Вот один из последних замеров ВЦИОМ, на 26 июня 22 года. Среди опрошенных больше 30%, тех, кто, что называется, «вне игры». Отказ от выборов занял третье место в рейтинге после «Единой России» и КПРФ: если бы выборы состоялись в ближайшее к дате опроса воскресенье, за ЕР голосовали бы 40,6%, за КПРФ – 10,8, не пошли бы на выборы 10,1% опрошенных. По 9,7% набрали непарламентские партии, а также вариант «затрудняюсь ответить». Последний, кстати, вполне может быть переведен с социологического на русский как «мне всё по х… равно». Суммируем тех, кто не собирается участвовать в выборах, сторонников непарламентских партий, затруднившихся, а также тех, кто собирается испортить бюллетень, получаем 31,1%. Это доля людей, которые … хотят чего-то другого, может быть, даже мечтают о «другом глобусе». Кроме того, рейтинг ВЦИОМ не демонстрирует каких-либо значимых изменений в рейтингах партий, а данные представлены с 12 февраля 2022 года. Это значит, что дата 24 февраля никак не изменила оценки гражданами политических партий: не сплотила их вокруг партии президента, не заставил поддерживать наиболее воинственных политиков (Сергея Миронова например, и его партию «Справедливая Россия – За правду»), даже не уменьшила количество тех, кто хочет или пропустить или саботировать выборы. Не прощупывается что-то политический пульс у нашего общества… Рейтинги от ФОМ выглядят подинамичнее. Так, за год ( с 4 июля 2021 по 3 июля 2022) рейтинг «Единой России» вырос с 30% до 42%, рейтинг КПРФ снизился с 11 до 8%. Причем ещё 26 июня текущего года КПРФ набирала 11%, а 3 июля три процента «куда-то закатились». ЛДПР за год утратила 2 пунктика, получив 3 июля только 8% поддержки, а «Справедливая Россия – За правду» с 6-7% поддержки в июле 2021 скатилась до 3% в июле нынешнем, «встретившись» с «Новыми людьми», которые за год «подросли» с 1 до 3%. Доля тех, кто собирается испортить бюллетень, весь год колебалась между 1 и 2 процентами, и 3 июля 2022 остановилась-таки на единичке. А вот доля тех, кто на выборы не собирается, в рейтинге ФОМ снизилась, если брать крайние точки рейтинга: 04.07.21 доля абсентеистов составлял 18%, а 03.07.22 – только 14%. Правда, этот показатель демонстрирует существенные колебания: 22 мая нынешнего года абсентеистов было 7%, 29 мая – уже 14%, 5 июня – 13%, 12 июня – 14%, 19 июня – 9%, а 26 июня и 3 июля – снова 14%. И по рейтингу ФОМ выходит, что чуть более 30% либо не принимают сложившуюся политическую реальность, либо стараются её не замечать. А вот оценка работы Президента и Правительства довольно устойчиво растёт, особенно резво в этом году. 20 февраля позитивно оценивали работу Владимира Путина на посту президента 63% опрошенных, а 3 июля – уже 81%. К правительству опрошенные граждане относятся построже, но и тут рейтинг одобрения растёт: с 37% 20 февраля до 55%–3 июля. Похоже нынешняя оппозиция, что системная, что вне или даже не системная, многих из разочарованных и недовольных не вдохновляет, поэтому они или саботируют политический процесс, или плюют на него. Другие же предпочитает мыслить «правильно»: голосовать за правильную (правящую) партию, поддерживать власть, особенно когда она настоятельно это «рекомендует» и даже вводит уголовные статьи для тех, кто с чем-то не согласен и что-то там критикует. Тех же, для кого статьи пока нет, маркируют «иностранными агентами». Так что с политической активностью у нас не очень, зато с верноподданическими настроениями полный порядок. Если, конечно, верить рейтингам. И респондентам.

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
21K
Теперь не уходят из жизни Теперь из жизни уводят… Но если кто-нибудь даже Захочет, что б было иначе… Бессильный и неумелый Опустит он слабые руки, Не зная, где сердце спрута, И есть ли у спрута сердце…. Аркадий и Борис Стругацкие писали фантастику и писали давно, роман «Трудно быть Богом», цитату из которого я привела, написан почти 60 лет назад. Старая фантастика, как она может быть актуальной? А вот может, потому что роман «Трудно быть Богом» – это не история космических странствий и торжества технологий, это не описание лихих приключений и невообразимых внеземных созданий. Это роман о странствиях души, о торжестве добра и о страданиях его носителей, о приключениях духа и о невообразимых безднах зла, куда попадают вполне себе земные существа, вполне себе люди, хотя и поселило их воображение Стругацких на другую планету. Стихотворение придуманного братьями-фантастами отца Гаука, которое я вынесла в начало текста, вспоминается мне уже несколько месяцев. Но особенно настойчиво его мотив зазвучал во мне после недавнего сообщения из Новосибирска. Ученого обвинили в государственной измене, арестовали и этапировали в Москву, в Лефортово. Вроде как просто информация о деятельности правоохранителей, без дополнительных знаний ей оценку не дашь. Но.. у Дмитрия Колкера была четвертая стадия рака, по словам родных, он не мог самостоятельно есть, его питали через внутривенные инъекции. Ученый умер вскоре после ареста. Какую опасность, ради всего святого, мог представлять для страны этот умирающий человек, куда и как бежать, как уклониться от правосудия – обездвиженный, бессильный, измотанный болью?! Что бы он ни сделал, повторяю, чтобы он ни сделал, он заслужил последние дни мира и покоя, он заслужил право уйти, окруженный любовью родных и помощью знакомых ему врачей. Но он умер вдали от дома, в тюрьме. Сравните фотографии, сделанные несколько, всего несколько лет назад, и накануне задержания. Вы увидите, через какой ад прошёл этот человек. Как и кто хотел ещё наказать его, умирающего в мучениях в возрасте пятидесяти четырёх лет? А за что наказаны его дети, лишившиеся возможности попрощаться с отцом? И последний аккорд в этой трагедии – полиция убрала стихийный мемориал, созданный в Академгородке друзьями и коллегами Дмитрия Борисовича. Зачем? Какие тут могут быть соображения государственной безопасности? Что, скорбь по умершему – провокатор государственной измены, источник бунта? В такой логике ликвидация мемориала – не меньший провокатор. Нет, я не могу найти тут никакой логики, кроме логики разрушения, но она непостижима для меня. Горько, что это происходит с нами и у нас. Непостижимо, как мало людей волнует эта история. Страшно, когда люди не способны ужаснуться сами себе. Неужели милосердие перестало даже стучаться в наши сердца? «Трудно быть Богом» назвали свой роман братья Стругацкие. И посвятили его тому, как трудно и больно, но и как прекрасно и почетно быть…Человеком.

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
617
https://www.change.org/p/свободу-кириллу-украинцеву?recruited_by_id=60323a10-c7c2-11ec-8321-fded1ec691e4

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
742
«Каждую пятницу, как солнце закатится, кого-то съедят под бананом» Каждую пятницу объявляется новый список иноагентов. Его составление –магия. Статус иностранного агента присваивается решением Минюста, о чём «удостоенный» может и не знать. И не может никак оспорить это решение, отстоять свою позицию, привести аргументы в защиту. Юридически туманен смысл статуса. Вроде бы помечаются физические и юридические лица, получающие иностранное финансирование и ведущие политическую деятельность, определение которой по закону настолько туманно, что под него можно подвести что угодно. Любую деятельность социального исследователя и журналиста так точно. Предполагается, что собственно эта политическая деятельность и финансируется, хотя сам этот факт никак не доказывается. О чем нам говорит маркировка «иноагент»? Их детальность является неискренней? Подозрительной? Вредной для России? В последних двух случаях, по идее, суд должен доказывать этот самый вред. Но иноагентами ведает Минюст, а он ничего не разъясняет и в диалоги не вступает. Чем дальше, тем лучше видно, что статус иностранного агента выполняет роль политической метки для несогласных. Внесение в списки Венедиктова, Шульман и Дудя показывает: борьба идёт не только с политической оппозицией, но со всеми, кто имеет своё мнение, позицию и свободно их высказывает. Чужеродным признаётся все и всё, кто и что отклоняется от генеральной линии. В «Обитаемом острове» Стругацких людей, не поддающихся пропаганде, так называемых «выродков», выдавала головная боль. У нас таким признаком хотят сделать статус «иноагента»? Прелестная новация от Государственной Думы: законопроект «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием», он сегодня внесён в Государственную Думу. Понятие «иностранное влияние» туманнее тумана, но авторы обещают его разъяснить. Жду с нетерпением. Очень хочется знать, упоминание Гегеля на лекции– это признание в иностранном влиянии? Макса Вебера, Эмиля Дюркгейма? Особенно неясен Питирим Сорокин – он российско-американский социолог, как его считать? Или речь идёт о ныне живущих мыслителях, то есть Маркса с Энгельсом цитировать можно, а Славоя Жижека или там Петра Штомпку уже – аяй? Должен ли иметь место факт контакта с влияющим или это дистанционно может происходить? Как доказать, что влияние состоялось? Минюсту выдадут специальные приборчики, способные определить, откуда возникают мысли? Скорее, думаю, утвердят список таких идей, которые могут быть порождены только иностранным влиянием. Экономичнее, правда, составить список разрешённых мыслей и действий, от иностранного влияния очищенных, он будет короче и удобнее в использовании. Отклоняешься от списка – иностранный агент. Такой закон под лозунгом «Не умничай!» получится. Изящно и практично. Кстати, иноагентам хотят запретить вести образовательную и просветительскую деятельность, то есть именно ту, где нужны люди с критическим мышлением. Хотя «критическое мышление», как учили нас в университете, это тавтология. Если ты не можешь критически оценивать факты и идеи, у тебя способность не к мышлению, а к воспроизведению слов. Чуть более развитая, чем у попугая. Фразу моего детства «Сегодня носит Адидас, а завтра Родину продаст» мы считали шуткой, гротеском. Но это, оказывается, совсем не шутка. Особенно если вспомнить, что иностранными агентами хотят назначать и родственников иностранных агентов. Если это и юмор, то совсем уж чёрный. Знаете, как будет формально-логическое отрицание фразы про каждую пятницу? «СУЩЕСТВУЕТ пятница, когда, как солнце закатится, НИКОГО НЕ съедят под бананом» Знаете, какое отрицание нравится мне? «НИКОГО. НИКОГДА. НЕ ЕДЯТ».

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
29K
Симоньян и цензура Маргарита Симоньян в очередном из своих бесконечных эфиров предложила отменить статью Конституции, запрещающую цензуру. Она заявила, что эта статья вписана в наш основной закон «ими» во вред «нам». По контексту понятно, что «они» – это западные либералы, которые, по мысли Маргариты Симоновны, гадили нам в 1990-е как могли, навязывая ценности, не соответствующие нашим традициям. Де, ещё до появления печатных памятников «цензурировались еретические толкования священных книг», – с видимым наслаждением произнося слово «цензурировались», сказала глава RT. Любители твердой руки и цензуры не хотят понять, что безусловный и безальтернативный контроль государства над информацией – это палка о двух концах, и один её конец весьма болезненно ударяет время от времени по тому же государству. Легко можно не следить, что что-то пошло не так. Некому предупредить будет. Трудящиеся не смогут эффективно приструнить зарвавшегося работодателя, профсоюзы не смогут полноценно отстаивать свои права, если нет свободной прессы, способной честно писать о проблемах наёмных работников и рынка труда. Маргарита Симоньян, наверное, думает, что это очень хорошо, работают себе люди, не помышляя о разных глупостях. Но зарвавшиеся и обалдевшие от вседозволенности работодатели привыкают давить и эксплуатировать, не тратя сил на «пустяки» вроде модернизации и безопасности труда. Государство, конечно, может бдить. Но если все информационные потоки перекрыты, если критики нет, за всем не уследишь. При полном отсутствии свободной прессы граждане не имеют рычагов, чтобы бороться с продажностью судей и коррумпированностью в разных органах власти, не имеют возможности остановить губительные социальные реформы. Кстати, свободные и честные выборы во многом обеспечивает сильная независимая пресса. Сторонники цензуры во все времена и во всех странах решительно не хотят понимать, что при молчаливом населении государство рано или поздно ослепнет. Какое-то время красивые иллюзии скроют от глаз непривлекательную реальность, но та рано или поздно заявит о себе. И нанесёт удар. Потому что, пренебрегая реальностью, вы рискуете рано или поздно встретиться с её раздражённой, озлобленной, мстительной версией. «Вписали» статью про цензуру наши враги, говорит Симоньян. Да нет, эта статья логично укладывается в идею Конституции. Согласно этой идее, именно народ должен иметь контроль над государством. В статье 3 главы 1 прямо написано, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Именно народ является источником власти в России, государство лишь инструмент для осуществления этой власти. Цензура есть не что иное, как способ помешать гражданам контролировать государство, выступающее от их имени. Цензура – это один из инструментов превращения народа в покорное население, открывающее рот только тогда, когда нужно прокричать «Ура!» очередной придумке власти. Вполне вероятно, что Маргарита Симоновна Симоньян и эту статью Конституции объявила бы вражеской диверсией, но есть нюанс. Статья третья находится в главе один Конституции Российской Федерации, которая имеет название – «Основы конституционного строя». Впрочем, ни минуту не сомневаюсь, что Симоньян не моргнув глазом выступила бы за отмену и Конституции, заявив, например, что нам её враги написали. Придумала бы что-нибудь, она девушка с воображением, если бы чувствовала, что время для таких предложений пришло. Когда твой идеал мироустройства – процветание кучки привилегированных (к которым ты автоматически относишь себя) за счёт миллионов молчащих и покорных, ты будешь бороться за цензуру бескомпромиссно, со страстью, с огоньком. Как за дело всей своей жизни.

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
881
Любовь к ненависти Самый популярный тезис пропаганды сегодня – русофобия в странах Запада, травля русских и русского, трагическое одиночество России перед лицом ненависти всего мира. Это, кстати, работает, сплачивает людей в стремлении выжить всем назло. Но сплочению нужна позитивная идея. Да, Россия сегодня непопулярна. Обвинения в адрес России ужасны, возмущение российского руководства, которое исступлённо транслируют пропагандисты, можно понять. Как и желание очиститься от обвинений. Непонятны только некоторые действия России, с этим связанные. И особенно непонятно идеологическое сопровождение операции, названной в самом начале миротворческой и освободительной. Постоянным информационным фоном специальной военной операции являются ненависть и агрессия, транслируемая всеми федеральными СМИ и пророссийскими Интернет-ресурсами. Достаётся понемногу всем российским соседям. В первую очередь, Польше, конечно. Например, не так давно «Военное обозрение» разразилось статьёй под говорящим заголовком ««Гиена Европы» идет на войну с Россией?». Конечно, Польша обвиняется там в агрессивности, в намерениях разделить Украину по окончании военных действий. И, да, обсуждаются тесные связи польского руководства 1930-х годов с нацистами. Весьма прозрачные намеки на то, что российские солдаты могут не остановиться в Украине и денацифицировать Польшу, можно услышать от гостей информационно-аналитических передач под руководством Соловьева и Скабеевой. На одной из этих же передач депутат Государственной Думы Михаил Делягин, по сути, пригрозил бомбардировкой нефтяной промышленности Азербайджана. Делягин извинился, правда, и не раз. Кстати, тот же Михаил Деляги в одном из своих телеграмм-каналов призывал убивать как можно «нацистов» в Украине, сетовал на малые потери ВСУ. Он так эмоционально отреагировал на сообщения об издевательствах над пленными российскими солдатами. Что недопустимо и отвратительно, безусловно. Но заслуживает расследования и наказания, а не призывов убивать всех подряд. Один из ультра-правых телеграмм каналов «Беспощадная Россия» опубликовал опрос о необходимости уничтожения железнодорожного сообщения в Украине («на территории, занятой бандеровцами и наркоманами»). Формулировка вопросов и вариантов ответов предполагает, что уничтожать, и безжалостно, нужно не только железные дороги. Таких примеров много. Апофеозом можно считать статью Тимофея Сергейцева о деукраинизации, которая стала просто ужасно популярна. Именно что – ужасно, особенно то, что статья вышла на РИА Новости. Теоретики спецоперации ищут себе опору в истории, смело и бескомпромиссно вскрывая позорные страницы (реальные или мнимые) в истории других народов. Но в главной роли на мировой сцене сегодня именно Россия, и зажженный нами же прожектор, увы, высвечивает не лучшие страницы в нашей cсобственной истории. Тут и Венгрия 1956, и Чехословакия 1968, и Афганистан, и Чечня. Все уже стали забывать, но мы, по-моему, не успокоимся, пока не напомним, заодно проорав: ничему не научились, грабли наизготовку! Любить свою страну – это благородно. Понимать свою страну необходимо, как и заботиться о её процветании. А вот ненавидеть истово, без разбора и предела всех соседей по планете – это не патриотизм. Это просто агрессия. Такие иступленные патриоты служат сегодня плохую службу России, только подливая масла в огонь русофобии. Они свято верят в заповедь всех задир: «Боятся, значит – уважают». Но в действительности уважение завоевывают другим способом — успехами, достижениями, великодушием и благородством.

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
42K
Судя по событиям последних полутора месяцев, единственное, что в России хорошо работает, это пропаганда. Надо признать, зря мы возмущались по поводу баснословных сумм, которые получают монстры нашего телевидения. Они свои гонорары заслужили: в головах зрителей образовалась столь чудовищная каша, что люди оказываются неспособны ориентироваться в реальном мире. По крайней мере, в мире общественных явлений. Понятно, что причиной такого положения дел являются отнюдь уникальные таланты Соловьева, Скобеевой, Симонян и Киселева. Наоборот, появление этих чудовищ стало возможно благодаря тому, что произошло за прошедшие 30 лет с массовым сознанием. И речь идет именно о текущих процессах. Любимые нашими интеллектуалами отсылки к наследию царизма, пережиткам советской идеологии или имперскому сознанию не имеют к этому почти никакого отношения. Ни в официальной идеологии ни в сознании современного массового россиянина уже не осталось ни имперства, ни советскости. Имперское мышление предполагает достоинство (увы, переходящее в высокомерие), спокойную уверенность, а главное — представление о миссии. Русские, британские, французские чиновники и военные в XIX веке не только воображали себя носителями просвещения и высокой европейской культуры, но в значительной степени и были ими. Всё что писал Киплинг про «бремя белого человека», было правдой. Другое дело, что это была только половина, даже четверть правды. А её неприятную часть носители имперской миссии предпочитали скрывать или игнорировать. Советское сознание отчасти заменило, отчасти дополнило имперскую миссию прогресса и «цивилизаторства» новой социальной миссией, идеей эмансипации и равенства. Пусть даже и равенства под надзором жесткой партийной диктатуры. Но идеи прогресса и освобождения личности никуда не делись, и именно это подрывало советскую пропаганду изнутри, провоцируя даже совершенно лояльных, совершенно советских людей на неудобные для власти вопросы. На идеологическом чердаке современной российской власти нет никакого порядка, никаких позитивных идей. Нет вообще никаких более или менее внятных концепций. Есть, как и на любой свалке, лишь обломки, осколки и ошметки идей прошлого. Можно вперемежку использовать советские знамена и ссылаться имперские традиции, но это даже не эклектика, а суетливая попытка тащить к себе любой мусор, в которой превратили за прошедшие годы культурное наследие России и СССР. Нет ничего целостного, ничего полного. Использование старых символов не заменит исторически утраченное содержание, как пустая бутылка из-под коньяка, даже самого лучшего, не заменит давно выпитый или бездарно пролитый благородный напиток. Но если современная российская власть, являющаяся стерильно чистым, почти идеальным воплощением социальной реакции, патологически неспособна предложить что-либо позитивное и несет с собой лишь разрушение, в чем же секрет эффективности пропаганды? Увы, именно в самом процессе разрушения. Уже позднее советское общество, несмотря на риторику официальной идеологии, отличалось крайним индивидуализмом, слабостью социальных связей и дефицитом солидарности. Рыночные реформы 1990-х и патерналистский авторитаризм Путина не только не помогли разрешить проблему, но, напротив, усугубили её. Современное российское общество отличается крайне низким уровнем взаимного доверия людей, недоверием к государству и его институтам. Люди доверяют только своей семье и ближайшим друзьям. А большой мир, находящийся за пределами круга текущих забот, не только не понятен, но и не интересен. Телевизор рассказывает зрителям про то, что они не понимают, но, по большому счету, и не хотят понимать. Такое положение дел долго устраивало и власть и значительную часть общества. Но войны не выигрывают с помощью одной лишь пропаганды. Даже информационные. А политическая реальность врываясь в маленький мир частной жизни обывателя и разрушая его, заставляет людей открывать для себя большой мир, находящийся у них буквально за окном.

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
528
Не наши университеты? Не зря Минкульт составлял список традиционных ценностей, ой не зря. И разговоры о том, что не нужно бояться цензуры и необходимо охранять молодое поколение от «вредных идей», велись со смыслом. Уже пошли за теми, кто потенциально может такие идеи нести. А точнее, проверяют с пристрастием оставшиеся островки академической свободы. В Московскую школу социальных и экономических наук (Шанинку) поступили запросы от прокуратуры и полиции. Прокуратуре не нравятся программы факультета Свободных искусств и наук (Liberal Arts&Science). Ранее подобные запросы поступали в Российскую академию народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС), у правоохранительных органов были претензии к нескольким программам Liberal Arts. По версии правоохранителей, программы нарушают закон об образовании, в них допускается искажение истории и даже (!) атака на традиционные ценности. Шанинка уже не первый раз получает «тычки и зуботычины» от разного рода проверяющих и уполномоченных. В 2018 году у вуза были проблемы с аккредитацией, в прошлом году был арестован Сергей Зуев, ректор Шанинки и по совместительству директор института Общественных наук РАНХиГС, на котором и реализуются эти «подрывные» программы Liberal Arts. Осенью 2021 года преподаватель Шанинки Борис Кагарлицкий получил 10 суток ареста за якобы призыв к несанкционированному митингу. Сейчас прокуратуру не устраивают образовательные программы, а у полиции есть вопросы к преподавателям Шанинки – Екатерине Шульман, Григорию Юдину, Константину Гаазе и Илье Будрайтскису. Комментировать мне это сложно, я даже вообразить не могу, какую опасность может таить в себе изучение истории, философии, истории кино, принципов работы медиа. Может быть, само название факультета и программ показалось защитником традиционных ценностей? «Свободные науки и искусства». Хм. Подозрительно. Если серьезно, я не могу найти ничего подрывающего в учебных программах «Язык и культура»; «Структура музыкального языка»; «Основы медиаграмотности» и других. Скорее всего, подозрение вызвало само название курса «Демократия, свобода, права человека: проблемы и дебаты актуальной политики». Наверняка подрыв традиционных ценностей нашли и курсе «Семья в российской истории». Да мало ли и что можно найти, если очень захотеть. Тут, боюсь, типичная ситуация: «Ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать». Умные очень и дерзкие, получите предписание или там повестку и распишитесь. Очень горько, что не закрепощенная научная дискуссия, дерзость мышления, стремление к непредвзятому анализу и свободе стали угрожать нашим традиционным ценностям.

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
1.2K
Приметы времени Учительница английского языка из Пензы Ирина Ген, отвечая на вопрос учениц, почему они не могут поехать в Чехию на соревнования, увлеклась и высказала свою точку зрения на спецоперацию на Украине, далеко-далеко отступив от положенного текста. Детишки, представители поколения «Z» (это, кстати, социологи придумали, задолго до…), записали откровения учительницы, и отправили «куда следует». Ну, или родителям показали, а те уже распорядились. 30 марта в отношении Ирины Ген возбудили уголовное дело по ч.2 ст.207.3 УК РФ, теперь откровенной учительнице может грозить либо штраф в размере 3-5 миллионов рублей (или в размере заработной платы за период от трех до пяти лет), либо лишение свободы на срок 5-10 лет. СМИ сообщают, что Ген во всем призналась. В чем? В разговорах? Судя по опубликованной аудиозаписи, высказалась она резко, но не скрывала, что это её мнение, в конкретику особенно не впадала. Говорила с учениками? Ну, может быть, не стоило втягивать детей в политику. Однако их активно втягивают в официальные политические мероприятия, а всякую альтернативную информацию они могут найти в Интернете. Пока. Иными словами, вреда большого эмоциональный монолог учительницы детям не нанес, нашей обороноспособности вообще никакого ущерба не причинил. И за это она поплатиться либо огромным штрафом, либо заключением от пяти до десяти (!!!) лет. И, если будет осуждена, то при любом наказании лишится профессии – преподавать с судимостью она не сможет. Разве это сопоставимое с деянием наказание, даже если признать деяние? Всё же это были слова, ни к каким последствиям ни для кого (кроме бедной учительницы) не приведшие и никаких действий, целей не предполагающие. А свобода слова как право гражданина из Конституции не вымарана ещё. Да, тут все осуждают учеников. Но к этому хору я присоединяться не буду. Мы ответственны за своих детей и за то, что они делают. Мы.

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
602
Запрещено не всё. Разрешена цензура. Комитет по культуре Государственной Думы Российской Федерации на днях обсудил новую концепцию воспитания и управления культурой. Участники встречи, среди которых была и министр Культуры РФ Ольга Любимова, согласились в том, что культурную политику в России необходимо срочно и радикально править. Денис Майданов даже сказал об «обнулении», де всё сначала нужно начинать, покончив с плюрализм и попустительством «вредным идеям». Майданов призвал не бояться слова «цензура». Все участники беседы выражали полную готовность к бесстрашию в этом отношении, были едины в стремлении оберегать россиян от тлетворного влияния неправильных идеологий. Наша же идеология без затей и дальнейших разъяснений называется патриотической. Какой-то тут мне видится шаг в направлении «простоты и чёткости» новояза, описанной Оруэллом. Не наша идеология не патриотична, потому что не наша, а наша патриотична, поэтому верна, любая не наша идеология не верна. Такие чеканные незатейливые построения не снимают вопросов. Но. Вопросы становятся неудобными для авторов готовых ответов и опасными – для задающих вопросы. Министерство культуры уже какое-то время готовилось к новым задачам. Ещё в январе бы обнародован список официально утверждённых традиционных ценностей. Туда попали и милосердие, и коллективизм, и крепкая семья, и созидательный труд, патриотизм, гражданственность, историческая память и гуманизм, жизнь, достоинство, права и свободы человека, служение Отчеству и т. д. Свободы в списке не оказалось. То ли просто забыли, то ли сочли эту ценность не традиционной и даже попахивающей эгоизмом. Может быть, авторам списка показалось неуместным заносить свободу в перечень рекомендованных к использованию ценностей. Или иронию излишнюю в этом увидели или – подрыв основ. Ценности, занесённые в список как традиционные и одобряемые государством, в большинстве своем, по-моему, являются не традиционными, а исторически всеобщими. Традиции веками помогали людям выживать, а вечные ценности придавали выживанию смысл, превращали его в жизнь. Даже если отстаивание их временами означало смерть. Утверждение списка ценностей, как и введение цензуры на всем культурном пространстве, предполагает распространение утвержденных и одобренных толкований и гуманизма, и патриотизма, и гражданственности, и т.д. А понять подлинный смысл, усвоить, по-настоящему сделать своими эти ценности можно, только обдумывая самостоятельно их значение и значимость. Только усваивая во всей полноте российскую и мировую культуру, которая мучительно, противоречиво, многозначно ценности эти формулировала. Самостоятельность предполагает свободу мысли, освоение культуры подразумевает доступ к ней без изъятий. Мышление предполагает критический анализ, уважение к фактам, честность и объективность. То есть…Свободу. Если же такой свободы нет, мышление подменяется повторением «правильных» слов, а нравственное воспитание заменяется на ритуальные клятвы преданности рекомендованным ценностям и идеалам. А как и кто будет вырабатывать критерии отбора правильных полезных и патриотичных произведений? Или просто огласят весь список? Тут возможны трудности. С русской культурой. Вот, например, до чего договорился Игорь Северянин: «Пока нет равенства и братства, но есть запрет и есть цензура, пока возможно святотатство,культура ваша — не культура!» Ну, что это такое, а? Он что же, Дениса Майданова не слышал? И ведь не он один такой…

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
24K
14 марта был день смерти Карла Маркса. Марксизм, несмотря на то, что к нему налипло множество догматических напластований, был и остается одной из важнейших интеллектуальных и главное, живых традиций современности. Даже те, кто не во всем разделяют его философский базис (а я принадлежу к их числу) не могут не признать наличие в нем мощного заряда социальной и экзистенциальной правды. Но дело не только в этом. Мы все сегодня находимся в состоянии тревожности, нервозности, нас захлестывают эмоции. В этой обстановке не лишне вспомнить, что марксизм несет в себе особый дух трезвления, внутреннего спокойствия, объективности. Именно этим марксизм отличался и отличается от других направлений в социалистическом и коммунистическом движениях, полных морализма и сентиментальности. Возьмем спор русских народников и марксистов на рубеже 19 и 20 веков. Народники были ведь романтики революции, они идеализировали фигуры «героев-интеллигентов», «борцов с царизмом», они идеализировали крестьянскую общину (на самом деле не зная ее вовсе, ни ее сильных мест, ни ее изнанки, что и показало «хождение в народ»). Марксизм же сразу показал себя как доктрина людей спокойных, разумных, скептически настроенных к разного рода идеологическим фантомам. Вспомним, что Маркс начинал с критики идеологии. Русские марксисты тоже начали с критики идеологии – народнического революционного романтизма и получили от Михайловского и Ко даже обвинение в предательстве идеалов русской интеллигенции... Ленину пришлось писать статью «От какого наследия мы отказываемся?». Собственно, и царская охранка поначалу относилась к марксистам снисходительно по этой причине: мол, народники и эсеры опасны, а эти – «теоретики», книжки по политэкономии с рабочими читают, обсуждают рынки, экспорт и импорт товаров, прибыль предпринимателей... А оно вон как вышло... Маркс в этом плане - наследник великого Спинозы, который призывал «не плакать, не смеяться, а понимать». И наследник великого Гегеля, который говорил, что действительное разумно. Это значит вовсе не то, что с любыми мерзостями жизни нужно примириться. Это значит, что если некое социальное явление имеет место быть, то есть причины для этого, есть социальный закон, который его породил.. И как бы это явление нам не нравилось, мы ничего сделать не сможем, пока не поймем этот закон, не уясним, какие условия позволили явлению возникнуть и как условия должны измениться, чтоб оно ушло в историю. Гегель ведь был глубочайший диалектик своего времени, и Маркс учился у него и у его последователей диалектике. А диалектика как писал Лосев - «философский реализм», она позволяет видеть жизнь такой, какая она есть, в ее противоречивости и развитии (а Лифшиц потом показал, что этому философскому реализму соответствует и реализм в искусстве – ценности классической культуры). И мы должны учиться у Маркса (равно как у Спинозы, у Гегеля и других классиков). Спокойствию, объективности, умению подавлять свои страсти и эмоции, чтоб не затмевали ум (а Маркс, между прочим, был от природы очень страстной натурой, но умел себя обуздать!). Учиться не очаровываться идеологическими иллюзиями, а сознательно, со знанием, понимающе относиться к реальности. Это, повторю, актуально именно в наши дни. Все сейчас обсуждают, что сказал тот или иной политик, что выкрикнул тот или иной идеолог, все кричат о национализме, пацифизме и прочих измах... И все это, конечно, тоже важно, но все это – явления. А за ними скрывается сущность, про которую говорят немногие, а видят ее и пытаются описать - единицы. Эта сущность - причины, сводящиеся не к приказам политиков и военных, а к сдвигам, тенденциям развития многомиллионной громады человеческого общества.... Обыватели замечают эти сдвиги лишь когда они становятся землетрясениями... Быть диалектиком, значит стоять выше обывателя и видеть дальше.

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
534
Channel photo updated

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram