Орден Кромешных Поэтов

Орден Кромешных Поэтов
Сокрушительные слова и сокровенные поэты последних дней.
«Пронизывающий трансцендентальный ветерок», перемахивание изгороди ада, речь совсем о другом.
Поэтическая трансгрессия в запредельное на невозможных парусах.

ВИТАЛИЙ ЗИМАКОВ проснулся около четырёх утра сбрил бороду прочитал что эрмитаж купил остров мёртвых что из московских библиотек изъяли богоматерь цветов жана жене с людьми лунного света василия розанова когда вышел стало немного светлее точно поглядываешь в исцарапанное стекло зелёной электрички открыв там мех форели как бутылку за поминальным столом 24.12.2022

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
29
ДАНИЛА ДАВЫДОВ мандельштам – уже не ворованный воздух. в московошвеевском пиджачке мирно беседует с новым поколением пушкиноведов. а цветаева-то давно: у тарусских костров многократно сидела в окружении приблатненно поющих про лебединый стан. ходасевич вглядывается в глаза обезьянке, пытаясь понять, что она хочет сказать. но супруги гарднеры еще даже не начинали эксперимент, и ему не узнать, как ценят и любят их всех неистовые ревнители. можно представить их портреты на растяжках, что скрывают уничтоженные здания в захваченных городах 21.12.2022

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
83
ВАСИЛИЙ БОРОДИН промахивающийся корень наматывает круги на поверхности земли промахивающийся корень наматывает круги на поверхности бледной наждачной земли, где осколочная лесная луна, паучий скупой бег по нитке из угла в центр, и сырые древесные грибы — как голубоватые кольца сатурна, предчувствие воя, вой скрип очень сухого ствола с рассопливившейся сердцевиной — на что он похож? думай головой похож он на твою душу и твою речь — говорит с ветхим человеком его встреча, встреча с самим собой курносой летучей мыши болезненная эйфория и дрожь ушей, потом сон, сон вниз головой — вот так она выглядит, жажда радости, поиск средств к её достижению; ты стал жалок вот жук, когда целится птица,— он притворяется мёртвым: сложив лапы на груди, лежит на спине а ты, лёжа замертво внутри себя, тем отчаяннее шевелишься, идёшь к людям, смотришь на небо растрескавшееся дерево говорит себе "мы": "мы могли стать великие корабли" промахивающийся корень наматывает круги на поверхности утренней земли

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
92
ГЛЕБ МИХАЛЁВ свет мой зеркальце соври не пугай меня итогом страшные поводыри ходят ночью по дорогам свет мой лампочка моя говори со мной о странном неприметней соловья говорливее ручья зарастёт на сердце рана свет мой голос и лицо я тебя почти не вижу ночь приходит на крыльцо наливается свинцом приближается всё ближе 20.12.2022

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
101
ЕЛЕНА НОВИКОВА Человек который хочет тебя убить Любит хурму, музыку Моцарта Картины Митьков И Венскую оперу Письма Чехова к жене Незабудки Площадь Святого Марка И то, как медленно отползает волна Обратно в море У него красивые руки Вы говорите на одном языке Вам снятся похожие сны В которых он убивает тебя И в тот момент Когда вы узнаёте друг друга Вам становится страшно Как радистка Кэт Вы кричите: Мама! Потому что что же еще кричать? Но никто не спасется Ведь это зеркало Просто разбитое зеркало Или окно Выбитое осколком снаряда 27.11.2022

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
88
ДМИТРИЙ ДАНИЛОВ ГЕНЕТИЧЕСКИЙ ТЕСТ Я сделал Генетический тест У них были Огромные скидки И я сделал зачем-то Просто так Пусть будет Пришли результаты Там очень много параметров Про болезни, способности И там много страшного Но самое интересное — Этническое происхождение Русские — 46 процентов Испанцы — 28 процентов Французы или немцы — 25 процентов Мордва — меньше одного процента Хорошо, что я русский Меня это устраивает Я и раньше это знал Тут даже и подтверждать-то Нечего Это было и так понятно Что я русский По бабушке — угличские крестьяне По дедушке — можайские Да, я коренной подмосквич И горжусь этим Хорошо принадлежать К великому, пусть и несчастному Народу Это нормально, это хорошо И то, что испанец Я знал Отец мой несчастный Был им Жаль, так и не увиделись Ну ладно, так бывает Французы — ну что ж Были ведь Наполеоновские войны И вторжение в Испанию И страшное испанское сопротивление Да, я могу сейчас вяло, равнодушно Сказать, что в моих жилах Течёт кровь народа Который храбро сражался С Наполеоном Французы входили в село И требовали жрать Требовали жратвы и бухла А там были только женщины И дети Все мужики ушли воевать В партизаны или типа того И эти испанские матери Выставляли отравленную еду И французы говорили Ешьте сами И матери ели И французы говорили детям Давайте, ешьте И дети ели И потом французы тоже ели И они все вместе умирали Отравленные едой Французы никак не могли понять Зачем они это делают И вот теперь в моей крови Есть огромная доля французов А что, смешивались они Да и вообще Это два близких народа Французы были когда-то Храбрым народом Завоевали пол-Европы Да чуть ли не всю Да ладно Ладно уже Хватит уже Надо честно признать Что во мне нет ничего Из геройских качеств Моих народов Ни русского унылого Обречённого «Надо — значит надо» Этой русской отречённости Когда пропадает разница Между жизнью и смертью Ни испанской зацикленности На смерти Религиозного фанатизма Готовности умереть Ради самой Смерти Которая окутывала Пеленала, баюкала Всех испанцев С самого рождения Которая вела их путями Великих завоеваний Великих географических открытий Ни французской элегантной лихости Их веры в себя В то, что они Они… они… Я не очень чувствую Какие они Что ими двигало В Наполеоновских войнах Я не очень понимаю Хотя я люблю Францию И даже немного Говорю по-французски Во мне ничего этого нет Я простой европейский обыватель Который хочет одного Жить в мире и покое Жить так, чтобы меня не трогали Спокойненько жить себе Чтобы не было никаких проблем Никаких особых трудностей Чтобы жить так, как жили европейские буржуа В конце XIX И в начале XX века Чтобы жить, как буржуа В России, в современной России И смотреть, как течёт Москва-река И смотреть, как течёт Нева И другие реки И во мне И у меня Есть вот эти вот корни Россия Испания Франция Германия (Почему Германия? Откуда Германия?) Мордва И так далее Ты сидишь И тупо рассматриваешь Текст на экране Русские, испанцы, французы Немцы Мордва И тяжело думаешь Какая разница По большому счёту Какая разница Иногда так задумаешься Какая разница Я вот сижу и думаю Какая разница Какая разница. 10.12.2022

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
63
АЛЕКСЕЙ ЦВЕТКОВ каждый вечер в теснине двора слышен старческий кашель натужный на глазах возникает дыра перфоратором в ужас наружный обрывается прялкина нить в полутакте последнего цикла чья-то плоть отучается быть человеком которым привыкла стынет сердце в пурпурной росе тусклый глаз не подспорье второму организма молекулы все собирают пожитки в дорогу а наутро визжит детвора воронья перебранка картава и по стенам ползут со двора участковые белки квартала ловят горлицы солнце из рук и срываются в лиственный омут издавая свой жалобный звук потому что другого не могут а за ними отправится в путь обречённому мешкать негоже кто уже не умеет чихнуть но прокашляться пробует всё же хоть пригоршню пространства согрей раздвигая нейтронную вьюгу не печалься и кашляй скорей уступи свою очередь другу растворись в карусели планет за чертой нищеты и богатства всё в ажуре и ужаса нет если некому больше бояться

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
89
АЛИСА ОРЛОВА Но, мертвая! крикнул малюточка басом и мертвая встала и стала живой вот тебе баба изба и некрасов вот твоя пашня грачи и саврасов баю-бай октябреночек мой держи свой учебник усталый кочевник ждали и дождались — высокие горы далекие дали глубь широта и высь видишь? туда и стремись тяжелая поступь знакомых слов райсобес яйцеглист роно свинцовый груз календарный лист колотит в твое окно холодок бежит за ворот и спускается в метро с добрым утром черный ворон расцелует добрый город всем своим политбюро руки наши крепки и отличный глазомер ведь с нами ворошилов первый красный офицер и павлик морозов смелый пионер и феликс дзержнский революционер и волга наша русская река сумеем кровь пролить не привыкать в промозглом логове ноябрей в порту московских морей ты с каждым днем здоровей смелей ты всех мертвецов мертвей и хотя холодна как лед кровь твоя горяча и что-то вылупится вот-вот из куколки ильича 2015

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
93
ЕЛЕНА ШВАРЦ Поэзия в гробу стеклянном Лежит и ждёт, Когда услышит она снова Неровные шаги. Когда к её ланитам нежным В слезах прильнёт Отчаянно, самозабвенно Какой-нибудь урод. (Поскольку монстры и уроды — её народ), И воспалёнными губами Она поёт. Напрасно к ней спешит безумный, К ней опоздавший человек, Но в инистом гробу нетленна И беспробудная навек. В груди её подгнил Миндаль надкусанный, утешный, Который так манил Святых, и нелюдей, и грешных. Сияют ледяные веки, Примёрзнуть бы к тебе навеки! К тебе навеки я примёрзла, И спим — уже на свете поздно.

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
106
ДЕМЬЯН КУДРЯВЦЕВ даже если начнется в чертогах твоих мировая это ж черт его знает какого мы алчем итога я на дальнем краю земляного живу каравая и морзянка сюда с опозданьем придёт эпилога что инверсий мотыга что эхо фольклора с порога тяжела колониста невольного барщина речи необъявлена ноет тревога — за ребрами вече ром сменяется спиртом которого все еще много не смыкаются связки пропеть о любви напоследок но и песня о родине тоже навязла гортани только вязкого грунта из нас не получится слепок затвердела земля ни разброда тебе ни шатаний где изнанка джетлага накроет тебя бедолагу там где блеклая краска смывается ливнем с волос и порывами ветра срываются полосы с флага только влага посмертная с этих не сходит полос 04.11.2022

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
118
АНДРЕЙ ТАВРОВ ОСЕНЬ и сад был словно Даниил во рву, он пламенем горел, он бормотал багрянцем шла лошадь с человеческим лицом дрова горели в скованной телеге был в ров осенний мир, где мы ходили, погружен с кустом орешника, с медведем и совой, неся в груди и на плече с собой друг друга, и взывали мы и плыли в прозрачном пламени , в холодном воздухе и ястреб шел по небу посуху клюя огонь, и стал неузнаваем на миг весь мир и я его назвать не мог о сад осенний! бедный сад людской! мы больше не узнаем в нем друг друга кабан пойдет как карусель по кругу а человек вынув глаза их с листьями смешает, с машинами из мыслей и экранов, с бинарным кодом и лица не стало у львов у человека и коня, а только пленка, глянцевая и немая я цаплю в небе детской варежкой ловлю я небо сам собою тороплю и косяком там Хлебников летит и Лермонтов поет словно снегирь и зяблик уходит клин людей курлыча по небесам как по лесам все плача, все кренясь, на юг о это осень! во львином рву мы ходим мы поем не узнавая песни и лев набраться слов и музыки хотел но мы забыли их и каждый лист их уносил кружась как плач меж куликовских тел немых над разучившейся бобровою запрудой а ночью звезды падали и пел великий человеческий Иуда и лед у озера и пруда надменно стеклянел прозрачной мышцей и хрустел Великий мелкий час неузнаванья! огонь в твоих садах и выцвел и горяч и не Эсхил а писк убитой мыши – плач, и лев и небо смотрят друг на друга как мама голубыми страшными глазами на сына в доме престарелых, пытаясь вспомнить имя.

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
107
АННА ГРУВЕР /перевод с украинского: Станислав Бельский/ изношенная туфля тянется к саду под ветром скулят распахнутые дверцы в заборе сморщивается подгнившая груша притаившись в траве она как нерождённый младенец не в силах заплакать она эмбрион вырезанный из анатомической схемы открытые страницы второго тома симоны де бовуар путают следы чтения всё выглядит так будто случилось что-то - и шкаф выпустил на свободу белые рубашки не закрыв за собой полотенце упало на пол ванной комнаты на зеркале пятна зубной пасты и чаинки железным панцирем покрыли донышко словно мы утром покинули свои места вывернув одеяло смяв простыни так хозяева выбегают без документов и по незапертому дому погружённому в вечную утреннюю дымку гуляют сквозняки но удивительно не то что в доме телефон звонит и никто не отвечает удивительно что мы здесь и никуда не уходили мы здесь мы никуда не уходили _______________________ (Черновик перевода) ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ ═══════❖═══════ зношений черевик тягнеться до саду під вітром скиглять розчахнуті дверцята паркану причаївшись у траві підгнила груша зморщується вона ненароджене немовля не в змозі заплакати вона ембріон вирізаний з анатомічної схеми відкриті сторінки другого тому сімони де бовуар плутають сліди читання все виглядає так неначе трапилося щось від чого шафа випустила на свободу білі сорочки і не зачинила за собою рушник впав на підлогу ванної кімнати на дзеркалі плями зубної пасти і чаїнки залізним панциром вкрили денце неначе ми вранці покинули свої місця вивернувши ковдру зім’явши простирадла так власники вибігають без документів і дім занурений у вічну ранкову димку стоїть незачинений на протязі але дивно не те що у домі дзвонить телефон і ніхто не відповідає дивно що ми тут і нікуди не йшли ми тут ми нікуди не йшли

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
104
РОМАН ШИШКОВ Скучая, листать Свежий каталог сна и света Подкравшаяся осень Трижды опоясывает пожелтевшим листом Столь смертную фигуру [тебя] Плоские звери выходят на стены В поисках плоского молока И не знаю, чего хочется больше: Раствориться ли в этой прозрачности? Делить ли с тобой один вечер? . . . Мы шепчемся, И дождь за окном слушает нас, Стенографируя на асфальте ___ август 2022

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
128
ВЕРА ПАВЛОВА неба глубина лазурит сапфир посмотри война как прекрасен мир как прилежен снег ювелирен лёд хрупок человек ржав гранатомёт 14.12.2022

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
155
ФЁДОР СВАРОВСКИЙ например, из окна было видно жёлтое поле с клёном посередине за ним шёл яблоневый сад потом пятиэтажки точнее, символ края Земли — горный хребет за горами — море за морем виднелись верхушки крон какие-то нечеткие деревья на берегу конечно, это Рай 19.12.2022

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
135
ДМИТРИЙ СТРОЦЕВ из беспримесной тьмы триста дней мерзейшая мощь гойда кликушествующая шпана разбивающая кувалдами черепа мерзейшая мощь насылающая мопеды на города забирающая воду тепло и свет у миллионов мерзейшая мощь оглянуться б но куда из беспримесной тьмы триста дней 20.12.2022

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
126
АЛЕКСАНДР КАБАНОВ За окнами моих любимых книг – проходят мимо, глаз не поднимая: с загадочной улыбкой стивен кинг и беженка из киева, немая. Когда логин обнимет свой пароль – какой чудесной будет эта встреча: он – ужасов придуманных король, она – реальных ужасов предтеча. Он надвое разломит переплёт – высматривая демонов покруче, и адскую дивизию пошлёт расправиться с чудовищами в буче. За окнами ноябрьский гуднайт, и беженка к писателю прижалась, как память в миллионы террабайт, как ненависть, забывшая про жалость. Снег падал в забронированный кунг и пахло электронной сигареткой, ко мне стучались стилосом – самсунг и яблоня – надломленною веткой. И вот – покрылся инеем финал, растёт на окнах трещина кривая, и я озябшим пальцем рисовал: то крест, то сердце – мир отогревая. 2022

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
138
АЛЛА ГОРБУНОВА ᅠᅠᅠᅠᅠЦарство Небесное – это такая же земля, как наша, ᅠᅠᅠᅠᅠно на ней всё – из любви. ᅠᅠᅠᅠᅠЕгор трудно живым ходить среди мёртвых, не ведающих о том, что город мёртвых – это город живых. там, где ты видишь чужой разбомблённый дом есть ещё один дом, восставленный из любви. там, где в руинах – игрушки, где бродят коты, где лежат ничьи вещи, испачканные в крови, где квартиры разрушены и пусты, слышишь топот ножек на несуществующем этаже? здесь вся семья, они накрывают на стол, поешь с ними и ты, чтобы знать каждый миг, что всё это всегда и уже восставлено из любви. мёртвая женщина лежит на дороге, жива, на сгоревшем автомобиле кто-то едет к себе домой, в больнице для ангелов в палатах растёт трава, снег сквозь крышу идёт, укрывая её зимой. под звуки прилётов в храме венчаются муж и жена, в невенчанном браке прожившие сорок лет. внуки снимают, как бабушку с дедушкой женит Иисус. потому что терпенью и вере их учит война, и брак перед Богом – мучеников союз, и выходят, приняв венец, в бесконечный салют из выпущенных ракет. я хотел просто жить обычной жизнью, – сказал мне Господь, – покупать вещи в дом, ходить в школу, играть во дворе. я готов был смириться, что в этих вещах так мало любви. и у вас с папой было так мало любви, но мы просто жили, и это было нормально, я хотел, чтоб так было всегда, а теперь у нас вся любовь: школа моя из любви, наш двор из любви, и наша квартира на несуществующем этаже, на безымянной высоте, апофатической высоте, обними меня, мама, ты здесь – точно такая же, как была, но вся целиком из любви 19.12.2022

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
140
воспитанные на «Родной речи» под редакцией улицы, тонущей в пухе и битом стекле очутились в сумрачном лесу набирают и рассыпают ржавое решето необъяснимых в своём жестокосердии ягод «Папа, почему черника красная?» «Потому что зелёная» не поймёт иностранец, чёрт сломит ногу, а ты — однажды ты доиграешься * набирают и снова стирают слова, слова мигает курсор огоньком в окне людоеда как не стыдно молчать сейчас / как говорить не стыдно наученные аукать, когда заблудился перекликаются, ищут друг друга в потёмках шарахаются от волчьего «Ау» провокаторов силуэты отдельных символов вместо азбуки катятся в темноту, западают в щели жестяными грязными буквами: то ли Е, то ли Ш * как чудовищно в этом безмолвном лесу: провалились ноги сквозь землю в кротовые топкие норы а тропинки неведомые завели в тупиковый параграф истрёпанной книги-игры вы умерли, не добравшись до Чёрного замка волшебник продолжит терроризировать всю округу и никто не разбудит принцессу от смертного сна значит, нужно пытаться опять, выбирать заклинания да пребудут Выносливость Сила Удача ____________ (Оля Скорлупкина)

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
134
Завершаем обзор материалов, уже опубликованных на сайте «Сверхнового Карфагена» и читаем поэму Михаила Бордуновского «Офир, Фарсис», в которой плывущие сквозь ничто легендарные города наблюдают через линзы своих телескопов историю Луны, львов, ракетоносцев и судорожного поиска Выхода. Поэма, написанная в сентябре 2021 года, открывается эпиграфом из «Ночной литании» Эзры Паунда: О, Боже ночи! Какая великая скорбь Движется к нам, Что ты утешаешь нас Прежде её приближенья? В новообретённой скорби мы приглашаем вслушаться в лироэпические известия из Офира и Фарсиса, узнать об осенней Луне, где «осень держит в зубах проволоку / и повсюду электрический ток» и совершить путешествие сквозь тревожные облака Маскарада → читать поэму <...> 1. Из Офира известия, из Фарсиса, где воздух скоблит себя до прозрачности – к смерти, скоро к смерти себя пришпилит булавкой: Анемия, достопочтенный фрегат, в этих ветвях, и фрукты пьют друг у друга соки. Из Офира известия, из Фарсиса, где ночная зелень зрачков, эвкалипты, кедры. Олив огромное тление. Но ничего не гибнет. А на Луне ходят Смотрители Колесниц, мулы покрыты эмалью, и мотоциклы, и вырыты могилы людям и их городам. Она одноглазая, эта Луна, она не имеет кристалла Выхода – гол и мягок всякий, кто не имеет Выхода, и вода от него отвернётся. Но там ходят мулы, говорю; курятник сколочен для серых курочек, полных бисером, и все только и делают, что перебирают из Офира известия, из Фарсиса. А я обрился наголо, словно липа, приготовляясь к зиме, и направился в город, огромный, как сковорода, чтобы обнаружить Тень. Велосипеды бездействуют, потому что они мастера красноречия, пуст очаг, «белый вол встал на дороге в Пизу», на Луне же Тень повсюду, и все едят её мясо, даже лев вышел из клетки, запор сломав. Он испускает Свет, он Светильник. <...> → читать поэму полностью

Не удалось загрузить видео

Открыть в Telegram
116